понедельник, 1 марта 2010 г.

интервью AWOTT без купюр

Photobucket

Дмитрий Панов: Друзья, с этим можно спорить, но все же ваша музыка не самая простая для понимания. Расскажите, откуда растут ноги у ваших звуковых полотен? С чего вы начинали, как пришли к тому, что мы сейчас имеем честь слушать?

Старина Снапораз:
начинал в 88 году с хард дейс найт. это было лучше чем школьницы. красиво и более доступно.
22 года спустя школьницы стали доступнее, а идеи, заложенные тогда в хард дейс найт,продолжают будоражить.

Дотторе р: Начинали-то собственно Марио с Сарагиной, а мне просто нравилось то, что они делали. Лично я начинала с того, что увязалась за ребятами в качестве группи. Только всеж кто схе, а кто женат зачем им группи? Таскалась я за ними, путалась под ногами, вот и пришлось меня взять в группу, чтоб какая-то польза была.

Марио Мезаботто: да нет ничего сложного на самом деле, если отдаться ее потоку. я бы вообще не стал разделять музыку на простую и сложную для понимания. для меня есть музыка интересная, пребывающая в бесконечном космическом пространстве, живущая по космическим законам, постоянно находящаяся в покое и развитии одновременно. и вся остальная, шучу. неинтересная музыка для меня это та, которая подвержена формализации и насилию над ее свободной первородной сутью.

мы на самом деле не являемся сочинителями или создателями. мы скорее ловцы, проводники этих вибраций или сами инструменты в руках высших сил или творца, как угодно. понимаешь, создание музыки это как спиритический сеанс, литургия, шаманский ритуал, медитация или момент оргазма. то есть экстатическое состояние. когда ты уже мало владеешь собой, своим телом и сознанием. практически умираешь, отказываясь от своего эго, индивидуальности. по крайне мере я всегда именно так относился и отношусь к творческому процессу.
хотя было время, когда мы, будучи еще дуэтом и потом трио пытались заниматься созданием композиций, что осталось зафиксированным на нашей первой записи. правда, это больше похоже на скетчи, обрывки или если угодно осколки композиций.
вообще мне нравится и много не импровизационной музыки тоже.

ДП: Как организован ваш музыкальный процесс? Как пишутся песни? Откуда берутся идеи?

СС: наш процесс, пусть кто-то называет его музыкальным, я же назову .. назову,
скажем: ADWE-состояние. то, когда трение не доставляет неприятных ощущений, а напротив.

ММ: процесс как правило состоит из двух этапов. первый когда мы находимся в студии и записываем на магнитофон все, что играем там в свободной импровизации. и второй, когда в домашней студии все это ослушивается, отбирается и сводится. часто некоторые записанные кассеты могут несколько месяцев прождать своего часа. часто бывает и так что первоначально отобранный материал, оказывается совершенно негодным и наоборот отвергнутый оказывается наиболее удобоваримым в последствии. иногда случаются и откровенные чудеса. например когда обнаруживаем записи, обстоятельства которых мы и вспомнить не можем. как будто и не мы вовсе это наиграли. значит сеанс прошел успешно. может быть и так, что финальный трек будет собран из двух и больше записей. вообще любые конфигурации возможны. любые случайности, огрехи могут оказаться только на руку. неудача явится успехом.

ДР: Песни порождает тетраединство наших восставших кундалини.

Сарогина: Ну, честно говоря, не без высших сил

Photobucket

ДП: Ваши песни носят оригинальные названия, какую связь с музыкальным содержанием композиций они носят?

СС: ненавижу не оригинальные названия.

ММ: ассоциативно-телепатическую. это продукт нашего коллективного бессознательного. никаких прямых или скрытых смыслов.

ДР: Названия носят связь с нашим содержанием на день написания песни, ну а наше содержание порождает композиции, так что связь достаточно прямая.

С: Чаще всего мы сначала придумываем название, а потом уже песню.

ДП: Какую структуру представляет из себя ваша музыка? На какие составные части вы делите ее и по какому принципу?

СС: два нижних и два верхних этажа. вспомни детство, вода в ванне не стоит родительских угроз.

ММ: мне кажется, я выше уже в полной мере ответил на этот вопрос.

ДР: Ну можно пополам делить. Или на 4. Или на нечетные числа. Я вот лично неважно считаю, структура играемпокавпирает

С: Мы не делим, мы просто движемся по ветру, идем вдоль реки. Дьявол делит.

ДП: Причисляете ли вы себя к какой-то музыкальной традиции или сцене?

СС: нет.

ММ: я, например, слушаю и всегда слушал довольно большое количество совершенно разной музыки и думаю какие-то идеи впитываются мной непреднамеренно, затем трансформируются и являют себя и в нашей музыке. это нормально. сам я себя не могу ни к чему причислить. но ощущаю связь и влияние на себя традиции музыкальных новаторов, экспериментаторов. от, я не знаю, стравинского, штокхаузена и до майлза дэвиса и the beatles

Photobucket

ДР: Сцену мы любим пониже, а то в масках иногда пространство плохо видно, с высокой можно упасть.

С: К кроторианской

ДП: Каким образом ваша музыка по вашим предположениям должна функционировать в музыкальной системе? На чью поддержку вы рассчитываете? Каким образом вы организовываете дистрибьюцию?

СС: ее могут потреблять? пожалуй некоторым может понравится, и они станут требовать все больше и больше. рассчитываем только на себя. только попроси.

ММ: думаю, будет правильнее, если наша музыка будет функционировать вне привычной системы, идти наперекор ей. по крайне мере мы стремимся к этому. иначе откуда будет взяться эксперименту и новаторству. следовать собственной логике и не идти на компромиссы.
я рассчитываю на отклик и поддержку со стороны тех одиночек, фриков и безумцев, которые не приемлют конформизма, скуки, формализации творчества. кому нынешняя, в частности, музыкальная ситуация видится тухлым болотцем из которого нужно выбираться и действовать решительно.

ДР: Мы отрицаем систему.

С: Мы рассчитываем на бога. Дистрибьюция - это дьявол

ДП: Чем основывался ваш выбор такой нестандартной треугольной формы обложки вашего диска?

СС: ненавижу все стандартное.

ММ: мы искали и ищем непривычные, креативные формы оформления и пути презентации нашего музыкального материала. треугольник нам показался одним из простых, но эффектных вариантов.

ДР: F117 «стелс». Самолет такой треугольный. У меня брат все время в игру такую играл, симулятор. Это ж детство мое, невинность, вся фигня.

С: Треугольная форма символизирует женскую пэ, какой она является юным неопытным Томам Соерам, подглядывающим в окно женской бани. То есть это всё же целомудрие.

Photobucket

ДП: Вы активно сотрудничаете с западными энтузиастами так называемого кассетного андеграунда? Расскажите, как непосредственные участники движения, что из себя представляет эта культура?

СС: пора бы вспомнить, что еще остаются жаждущие слушатели-приверженцы формата микро-кассет для диктофонов и автоответчиков. для этих безумцев -наш следующий отпрыск.

ДР: Марио сотрудничает. Все вопросы туда!

ММ: да, действительно на днях на маленьком и совсем еще молодом флоридском лейбле Warded Halls у нас вышла кассета под названием Holotropic Break. это пока наш первый подобный опыт. до этого в питере мы совместно с максом "соплей" из ouha-ah rec. печатали наш первый кассетный тираж под названием Awott tapes. на западе уже давно существует мощная diy, независимая или андеграунд культура с развитой системой производства, дистрибьюции, медиа и тп. новый виток развития произошел на фоне распространения цифровых технологий и обратной реакции на это в виде всплеска интереса и возвращения к аналоговым, то есть доцифровым носителям, в том числе и кассетам. существует масса маленьких лейблов в каждом штате и городе иногда и не по одному. еще их называют "спальными лейблами", потому что буквально все начиная от музыки и заканчивая зином об этой музыке рассказывающим, может делаться одним человеком не выходя из спальни. часто у лейбла даже может не быть какого-либо адреса в интернете. однако иногда они обретают даже мировую известность. как правило лимитированные, порой до 10 штук, релизы подобных лейблов отличает их необычный внешний вид с какими-либо элементами в оформлении, присущими именно этому лейблу или группе. в россии существовала в свое время тоже сильный кассетный самиздат, державшийся на единицах активистов этого дела. почитайте книгу "100 магнит альбомов русского рока". естественно это имело свою специфику, так как подобная деятельность была буквально под запретом.

а вообще не важно на каком носителе издана музыка. мы и на cd-r с удовольствием издаемся.

Photobucket

ДП: Иностранцы интересуются вашим творчеством чуть ли не больше, чем соотечественники. Чем вы можете объяснить это?

СС: полагаю они не понимают русских слов, которые доносятся из-за стены сна. авотт-сна. adwe-состояния.

ММ: ну это все от зашоренности и внутренней несвободы идет. у нас вообще люди очень консервативны во вкусах в том числе музыкальных. потом и пресловутое отставание от тенденций мировых не куда не денешь, несмотря на все современные информационные технологии. это ментальность.
и еще у нас нету как таковой традиции открытой импровизационной музыки. то есть нет, были конечно в 70-80 ых годах, кстати, весьма успешные и опять же по большей мере на западе фриджазовые группы и прекрасные музыканты импровизаторы, например трио Ганелина, Тарасова и Чекасина или гениального Сергея Курехина. но это все же больше на поле авангарда и академической музыки. и я не знаю примеров рок-импровизаторов на подобии немцев Amon Duul или калифорнийцев Smegma у нас.

ДР: Соотечественники иногда подходят, заявляют нам, что мы прекрасны, а потом исчезают из чувства лени и перенасыщения. Все ж тусовщики, а у нас медитативные концерты. А некоторые говорят, что мы с занудными группами вечно играем, и как бы на нас они и пришли бы, но слушать остальных неохота. Или наоборот с хардкором каким-нить разудалым, а любителям хардкора мы, вероятно, не милы. Может у нас просто подходящих партнеров не нашлось, та самая сцена не сформировалась, точнее ниша в ней. Может когда мы придумаем, как обозвать свой стиль и формат, тогда вот люди сразу поймут, о, они играют ***! И придут толпами. А иностранцам все привычное наскучило, они сами выискивают что бы поинтереснее и постраннее. Да из Рашки к тому же. А тут вот они мы. Как черти из ларца.

С: Они умнее

ДП: И последнее, какие вы себе представляете перспективы развития вашего творчества?

СС: безумие.

ММ: думаю что если не останавливаться во внутреннем развитии, то о творческом можно не беспокоится. я начал заниматься йогой и собираюсь продолжить усиленно это делать.

для группы я вижу развитие в большей мултимидийности и сотрудничестве с другими артистическими единицами возможно из смежных областей, например кино, литературы, живописи. одна из наших последних страстей музыка для порно. так что ждем предложений порно-режиссеров и продюсеров.



еще скоро издаем на cd-r новый альбом, "Дедушка из Челси" называется. спрашивайте в киосках "союзпечать"

ДР: Можно стоя на голове играть. Ну когда все нормально научаться на головах стоять и падать перестанут. И костюмы такие сделаем, чтоб юбки задирались. По-моему весьма перспективно.

С: Мы хотим в Америку
---------------------------
фото: Екатерина Ашиткова

источник: http://thespot.ru/music/article/interview/nevedoma-zverushka-intervyu-s-gruppoj-asian-women-on-the-telephone/

Комментариев нет:

Отправить комментарий